26 дек. 2010 г.

Отчет о влиянии занятий йогой на диспластический сколиоз

Аня, сколиоз

        Все началось примерно десять лет назад. В детстве я всегда была крупным упитанным ребенком, но в период активного роста активно «вытянулась» и начала худеть. По мере похудения стали выявляться некоторые физиологические особенности, в том числе стали очевидны проблемы с осанкой. Серьезное искривление позвоночника проявилось в возрасте одиннадцати лет.

По советам друзей, за помощью мои родители обратились в Центр Мануальной Терапии Минздрава РФ, где сразу активно взялись за лечение. Там мне и поставили диагноз: диспластичный правосторонний сколиоз 2-3 степени. Так же в ходе осмотра выяснилось, что одна нога короче другой на 1 сантиметр. Около девяти месяцев я наблюдалась в ЦМТ, прошла несколько курсов мануальной терапии и специального массажа. На первом же сеансе терапии мне выровняли ноги, но в остальном прогресса не было. В связи с этим моя мама решила обратиться к специалистам другого профиля.
         Так, с 2000 года (в возрасте 12 лет) я стала наблюдаться в Детской городской больнице №19 им. Т.С.Зацепина. Местные врачи буквально схватились за голову, когда узнали, что я почти год «лечилась» мануальной терапией. По их словам, подобного рода вмешательства при сколиозе строго запрещены, так как они только «разбалтывают» спину. Диагноз, поставленный мне в больнице через год после лечения в ЦМТ, - диспластичный правосторонний сколиоз 3-4 степени. Помимо сухого медицинского диагноза вынесли вердикт, состоящий из «нельзя»: нельзя заниматься спортом, бегать, прыгать, поднимать вещи тяжелее двух килограммов, долго сидеть, долго стоять… в общем, все свелось к тому, что безвредно для здоровья можно только лежать. В качестве лечения предписали постоянное ношение корсета, занятия специальным видом ЛФК, прохождение регулярных курсов массажа и электростимуляции, а также регулярную госпитализацию в загородном стационаре для восстановительного лечения.
            Таким образом, эти предписания определили регламент моей жизни на последующие четыре года. Весь день я ходила в жестком корсете, полностью сковывавшем движения туловища от талии до плеч, дважды в день занималась ЛФК по 40 минут за раз, и раз в два-три месяца проходила курс массажа или электростимуляции, полтора месяца в году проводила в загородном стационаре детской ортопедической больницы. За четыре года жизни в подобном режиме особых улучшений со спиной не произошло, а на момент моего последнего обращения в больницу степень сколиоза стала уже четвертой. Единственным советом врачей по исправлению моей спины было хирургическое вмешательство, предполагающее большую кровопотерю, длительное восстановление после операции, да и вообще серьезный риск утраты нормального функционирования организма (вплоть до паралича).
           Если описывать мое состояние, то лучше всего оно характеризуется словом «подавленное», как психологически, так и физически. Морально я смирилась с тем, что множество вещей, делающих жизнь ярче и интереснее, будут для меня навсегда под запретом, что всю жизнь мне придется ловить на себе, в лучшем случае, сочувствующие взгляды окружающих, что к двадцати пяти годам у меня появятся дикие боли, мешающие просто нормально существовать. В физическом плане я привыкла находиться под постоянным давлением корсета, во-первых, делающим невозможными движения туловища от талии до плеч, а во-вторых, оказывающим болезненное давление на тазовую область.
          В шестнадцать лет я полностью отказалась от лечения в больнице им. Зацепина, так как улучшений это все равно не приносило, а жизнь больше не могла подчиняться строгому регламенту, делавшему меня рабой собственного тела. Осенью 2004 года через знакомых моя мама нашла выход на В.С.Бойко, который проявил интерес к сложной ситуации с моей спиной и предложил заняться йогой под своим непосредственным руководством. Так как запрет на любые виды спорта исключал из моей жизни практически все виды физической активности, йога казалась мне хорошим способом поддерживать свой организм в хорошей физической форме без вреда для здоровья. Так и начались мои занятия ею.
            Первые занятия проходили индивидуально с ВСБ., он показал мне нужные асаны, после чего я самостоятельно осваивала  их дома. В начале практики я ощущала серьезную нагрузку буквально на все мышцы тела, что поставило под сомнение эффективность ЛФК, которой я занималась прежде. Буквально через месяц это прошло, и практика пошла буквально без каких-либо неприятных ощущений. Раз в месяц мы встречались с ВСБ, он наблюдал за изменениями в исполнении асан и ходом позитивной динамики. Да-да, динамика пошла! За полгода практики я избавилась от ощущения скованности тела, которое сформировалось в результате ношения корсета, движения стали пластичными и легкими, я стала намного более выносливой и менее утомляемой, чем прежде. Но главное, это моральное ощущение, оно изменилось кардинально – я полностью вышла из состояния подавленности, даже поняла, что мое новое физическое состояние лучше, чем у многих «здоровых» людей. «Йога – для жизни!» - этот девиз полностью соответствует моему пониманию. Мучительные многочасовые поездки в метро перестали быть утомительными, тело в состоянии покоя отдыхало, а сознание стало хорошо «отключаться». Если прежде, после трудового дня, я возвращалась домой, выжатая как лимон, с ноющей ломотой в теле, то через полгода практики неприятные физические ощущения прошли, выносливость повысилась в разы, а эмоциональное состояние перешло в режим «приподнятости».
           Спустя год занятий появилось ощущение силы. Тело стало по-настоящему выносливым для физических нагрузок – я стала спокойно переносить «на ногах» сутки напролет, при этом организм не попадал в условия стресса, а просто утомлялся. Так же левое ребро, сильно «выпиравшее», по сравнению с правым, практически с ним сравнялось. Искривление, явно заметное прежде как сзади, так и спереди, стало практически незаметно спереди, а под одеждой различия между ребрами стали вовсе не отличимыми.
         Постепенно мы с ВСБ. стали вводить асаны, направленные на раскручивание позвоночника (например, Ардха Матсиендрасана). Сначала они давались тяжело, приходилось обматывать ногу ремнем и браться за него. Спустя некоторое время я практически во всех асанах могла уже обходиться без ремня. Ощущения после этих асан были очень сильными в эмоциональном плане – тело начало двигаться заметно легче и пластичнее, появилось чувство силы в позвоночном столбе. Также стоит отметить особенности дыхания и внутренние ощущения во время пребывания в этих позах. Видимо, из-за сильнейшего искривления позвоночника внутренние органы сместились, и во время скручивания попадали под ощутимое давление. Дыхание сковывалось, как будто дыхательная трубка пережималась, становилась уже. Но полученный за год практики навык расслабления позволил преодолеть неприятные ощущения – в расслабленном состоянии тело (ребра и мышечная масса) переставало давить на органы, а дыхание «животом» помогло избавиться от ощущения скованности. Примерно в этот период, когда асаны на скручивание стали даваться легче, мне и приснился первый сон про зубы, терзающий меня до сих пор с разными интервалами во времени.
           Эти сны всегда крайне реалистичны. Действие, в основном, происходит у дома. Приведу пример наиболее типичного сна, который я четче всего помню.
           Захожу на кухню, вижу там брата. Он занимается какими-то обычными делами. Тут я чувствую, что зубы начинают очень сильно болеть. Боль пронизывающая настолько, что челюсти начинает сводить. Их сводит до такой степени, что вовсе не могу разомкнуть их. Хочу сообщить о боли брату, но не могу открыть рот. Получается только мычание. Все время пытаюсь разомкнуть челюсти, так как понимаю, что если не прикладывать к этому усилий, зубы просто раскрошатся друг о друга. От наступающей волной боли парализует все тело. Я не могу пошевелиться. И уже непонятно, в каком положении нахожусь. В какой-то момент резко просыпаюсь. Первое желание – пошевелиться, резко усаживаюсь на постели. Пытаясь понять, было ли это на самом деле, обычно пробую пошевелить челюстями, ощупываю языком зубы. Понимаю, что это был только сон, но в зубах, точнее в деснах, остается ощущение напряжения, точнее – словно бы память о нем. В принципе, я всегда помню это ощущение.
         Подобное однажды возникло не во сне, а в завершающем расслаблении. Я понимала, что пребываю в Шавасане, у себя дома, на шестом этаже, на коврике, как вдруг что-то снизу, словно бы протянувшись сквозь пол нижнего этажа, схватило меня проволочными крюками за уголки рта и стало тянуть вниз. Ощущения в этот момент были схожими с теми, что были во снах про зубы – рот становится полностью парализованным, челюсти, словно в борьбе с этой тянущей силой, сжимаются, накатывает страшная боль, волной парализующая тело. Когда сейчас, спустя три года, вспоминаю об этом, постоянно возникает визуальный образ в правом нижнем углу ментального экрана – какая-то мультяшная старуха в черном балахоне, облик ее размыт до консистенции густой черной дымки. Не помню, как вышла из этого состояния, но скорее всего, просто по сигналу таймера, который всегда использую во время практики.
          Самый последний сон такого плана был совсем недавно. Так получилось, что я забросила практику йоги в общей сложности почти на полгода. Стоит отметить, что через пару месяцев такого простоя, вдобавок под влиянием не самых приятных обстоятельств, мое эмоциональное состояние превратилось в беспросветную депрессию, а физическое начало заметно ухудшаться (ушло ощущение силы, организм стал быстрее утомляться, спина стала периодически «ныть» от небольших, в общем-то, нагрузок). И я возобновила занятия. На последней встрече с ВСБ мы проанализировали текущее состояние, и он дал новые, более сложные асаны на раскручивание. Я стала их самостоятельно осваивать, возвращаясь к прежнему режиму. Буквально спустя неделю после нашей встречи вновь приснился этот неотвратимый сон. До этого он не тревожил меня уже около полутора лет. Содержание сна немного изменилось: зубы нижней челюсти стали увеличиваться в размерах, будто бы раздуваясь, оставаясь при этом твердыми и прочными. При этом боль сковывала движения, и практически невозможно было открыть рот. Увеличиваясь, зубы постепенно «забили» его, врезаясь в зубы верхней челюсти. Дальше стало понятно, что еще чуть-чуть и губы просто начнут разрываться. Помню, что опять хотела кому-то об этом сказать, но не могла. Боль парализовала сначала весь рот, а затем паралич волной постепенно распространялся на все тело. В какой-то момент я поняла, что это сон, и силилась открыть глаза, чтобы проснуться. Но тело было уже парализовано и мне это долго не удавалось. Потом я резко пришла в себя, села и провела языком по зубам, чтобы оценить насколько большими они стали. И была действительно поражена тем, что они не выросли. Во рту, как и прежде, осталось эхо парализующей боли. Какова связь этих снов с состоянием позвоночника – непонятно.
         Если говорить об изменения в жизни, которые произошли благодаря занятиям йогой, то я стала, в сущности, совершенно другим человеком. Несмотря на достаточно юный возраст, будто бы ожила. Сейчас в повседневности практически не задумываюсь над тем, что вредно или полезно – это знание всегда приходит «изнутри», организм сам заранее предупреждает о нежелательности тех либо иных действий. Если раньше будущее оставалось планом выживания, то сейчас это, скорее, шедевр сюрреалиста – картина полна красками и свободна от любых жестких трактовок. Организм практически перестал ограничивать меня в желаниях, стремлениях и поступках. На сегодняшний момент я - студентка пятого курса института, параллельно получаю дополнительное образование, работаю и, что самое интересное, в рамках этого хобби занимаюсь фотографией в качестве модели, иногда даже дефилирую по подиуму – о моих «искривлениях» люди просто не догадываются!
1999 2000, лёжа 2000, стоя
2002, лёжа 2002, стоя

Ссылка 

Комментариев нет: